Хвастунишка

6 787 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктория Иванова
    Переплюнули Восточный экспресс!Поезд-люкс с двух...
  • Victoria Victoria
    Перед видеороликом они дают цену билетам -- только для богатеньких!Поезд-люкс с двух...
  • Элеонора Коган
    И каковы расценки на такую роскошь?Поезд-люкс с двух...

МЫ ИХ ЧИТАЕМ В ПЕРЕВОДЕ. Джованни Делла Каса

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/e7/Wenceslas_Hollar_-_Altoviti%2C_or_della_Casa_%28State_3%29_cropped.jpg/1200px-Wenceslas_Hollar_-_Altoviti%2C_or_della_Casa_%28State_3%29_cropped.jpg

Джованни Делла Каса (в некоторых источниках Каза; итал. Giovanni Della Casa; 15031556) — итальянский писатель XVI века. 

Из сочинений Джованни Делла Каса наиболее известен трактат в традиции Кастильоне «Галатео, или О нравах» (Il Galateo, ovvero de’costumi, соч. около 15531555, опубл. посмертно в 1558) — руководство по хорошим манерам и комплиментам, изложенное в форме наставлений воспитателя своему питомцу. Само слово Galateo стало в Италии синонимом учения о хороших манерах. Книга пользовалась не меньшей популярностью, чем «Придворный» Кастильоне.

Делла Каса является также автором сборника посмертно опубликованных стихов, тяготеющих к маньеризму. Ему принадлежит также жизнеописание Пьетро Бембо.

Тревога, страха нашего мерило…

Тревога, страха нашего мерило,
Который столь непросто отмести,
Ты лед несешь для охлажденья пыла,
Стремясь разлад в союз любви внести;

Ты горечью своею мне претила,
Оставь меня, забудь ко мне пути,
Вернись в Аид, где без того уныло,
И хоть навечно корни там пусти.

Не отдыхая днем, не спя ночами,
Там утоляй неутолимый глад
Немнимыми и мнимыми страстями.

Ступай. Зачем, разлив по венам яд,
Страшней, чем прежде, с новыми тенями
Ты, ревность, возвращаешься назад?

Красавец в клетке, пилигрим зеленый…

Красавец в клетке, пилигрим зеленый,
В заморский этот завезенный край,
Прислушивайся к звукам, постигай
Из уст мадонны наш язык мудреный.

Но берегись, уроком поглощенный,
Ее очей горящих, попугай,
Не то, как я, погибнешь невзначай,
Затем что жа́ра ни ручей студеный,

Ни ливень не погасят, ни зима,
Тогда как ей, холодной, все едино —
Сгоришь ли ты иль не сгоришь дотла.

Так набирайся поскорей ума,
Чтоб ей сказать: «Безжалостных, Квирина,
Не жаловала никогда хвала».

О Сон, дитя покойной, и туманной…

О Сон, дитя покойной, и туманной,
И влажной ночи, о забвенье зла
Для тех, кого природа обрекла
Тревоге и печали постоянной, —

Опомниться от боли несказанной
Дай наконец, что сердце извела,
Приди и, черные свои крыла
Расправя, неги дай вкусить желанной.

Где тишина? Ведь свет уже потух.
Где легкий рой пугливых сновидений?
Ты снова, Сон, к моим призывам глух.

Напрасно о твоей мечтаю сени.
Под головою камни, а не пух.
О, эти ночи, полные мучений!

О лес пустынный, друг моей печали…

О лес пустынный, друг моей печали,
Сейчас, когда пора недолгих дней
Стоит, и с воем ледяной Борей
Завесой снежной застилает дали,

И кудри древних крон седыми стали,
Не отличаясь от моих кудрей,
И на опушке снег лежит твоей,
Где взор цветы не так давно ласкали,

О мрачном этом и коротком дне,
К закату близком, размышляю я,
Который душу леденит и члены,

Но холодней твоей зима моя,
И беспощадней злобный Евр ко мне,
И дальше ночь моя от перемены.

Перевод Е. Солоновича

Картина дня

наверх