Хвастунишка

6 775 подписчиков

Свежие комментарии

  • Вадим
    СпасибоХрамы России. Пет...
  • Алексей Андреевич
    нормально, улыбнулоСМЕХОТЕРАПИЯ. Вес...
  • Valery Pedan
    https://mirpristrasten.com/blog/43846821086/Zond-NASA-zapechatlel-na-Merkurii-gigantskiy-chernyiy-kvadrat?utm_referre...Смыслы «Черного к...

ЗНАКОМИМСЯ ИЛЬ ВСПОМИНАЕМ. Василий Фёдоров

https://autogear.ru/misc/i/gallery/93323/2549678.jpg

Васи́лий Дми́триевич Фёдоров (1918—1984) — русский советский писатель и поэт.

В 1934 году Фёдорову, с шестью классами образования, чудом удалось поступить учиться в Новосибирский техникум машиностроения. В январе 1937 года техникум был переименован в авиационный. В 1935 году на литературном конкурсе техникума Василий Фёдоров за свои стихи получил первую премию и по совету друзей отправил их в газету «Большевистская смена», под семейным прозвищем: Василий Лёхин. 

В 1939—1940 годах в заводской многотиражке Фёдоров напечатал несколько стихотворений и очерков, одно стихотворение, «К матери», в областной комсомольской газете.

Говорила о юности,
Вспоминала без радости
Свою юность отцветшую
Моя старая мать.
Говорил ей: не юность ли?
Повторял ей, не радость ли,
Если песню весёлую
Можно вновь запевать.

Не уйдёшь недолюбленной,
Не уйдёшь недоласканной,
И о прожитом станешь ли
Горевать и рыдать?
Говорю ей, не радость ли?
Повторяю, не счастье ли?
Если нам твои горести
Не пришлось повторять?

В скорби сердца не выбиться
Криком чайки подстреленной.
Счастью яркими перьями
В темноту не взлететь.
Что ни час, то красивое,
С каждым днём всё уверенней
По дороге намеченной
Мы идём молодеть.

Не вздыхай по ушедшему –
По истоптанной юности.


Радость в домик наш просится,
Принимай её, мать!
Что ни день – песня новая
Над полями проносится,
А ещё сколько песен нам
Предстоит запевать!

25 июля 1940 года многотиражная заводская газета «Сталинец» напечатала знаковое стихотворение «Надо видеть». 

Удивляться –  мало. Надо видеть.
Надо сердцем чувствовать и знать.
Если ты умеешь ненавидеть,
Научись любить и побеждать.

Когда кружат голову метели,
Буря пылью метится в глаза,
С бурей спорь, шагая твёрдо к цели,
Но трусливо не беги назад.

Нами путь к заветной цели начат,
Но враги тлетворный стелят дым.
Только тот не сетует, не плачет,
Кто идёт за смелым рулевым.

Юность наша не на откуп взята:
Силы наши победят врагов.
Счастье –  плыть и слышать нам:
«Ребята! Вот они просторы берегов!

Но вперёд! и берегите силы!
Враг коварен, зол и льстив порой.
Нам за нашу радость –  берег милый
Не один принять придётся бой».

Удивляться мало. Нужно видеть,
Сквозь туман и ненавистный дым.
Научить любить и ненавидеть.
Будь всегда бойцом и рулевым!

В 1944 году поступил на заочное отделение Литературного института, а в 1947 году перевёлся на очное отделение сразу на второй курс, окончив его в 1950 году. С этого времени жил в Москве. Член редколлегии журнала «Молодая гвардия» с 1959 года. Член ВКП(б) с 1945 года.

В 1947 году увидела свет первая книга Фёдорова «Лирическая трилогия».

В 1957 году Фёдоров написал стихотворение «Рабская кровь», — одно из любимых, — которое стало запрещённым для публикации. Впервые оно появилось в газете «Литература и жизнь» 20 сентября 1959 года, а в книге поэта «Седьмое небо» — в 1962 году. 

Вместе с той,
Что в борьбе проливалась,
Пробивалась из мрака веков,
Нам, свободным,
В наследство досталась
Заржавелая рабская кровь.
Вместе с кровью
Мятежных,
Горячих,
Совершавших большие дела,
Мутноватая жижица стряпчих,
Стремянных
В нашу кровь затекла.

Не ходил на проверку к врачу я,
Здесь проверка врача не нужна.
Подчиненного робость почуяв,
Я сказал себе:
Это она!

Рос я крепким,
Под ветром не гнулся,
Не хмелел от чужого вина,
Но пришлось -
Подлецу улыбнулся
И почувствовал:
Это она!

Кровь раба,
Презиравшая верность,
Рядом с той,
Что горит на бегу,-
Как предатель,
Пробравшийся в крепость,
Открывает ворота врагу,
Как лазутчик,
Что силе бойцовой
Прививает трусливую дрожь.

Не убьешь ее пулей свинцовой
И за горло ее не возьмешь.

Но борюсь я,
Не днями - годами
Напряженная длится борьба.
Год за годом,
Воюя с врагами,
Я в себе
Добиваю раба.

В 1960-80-е Василий Фёдоров участвовал в руководстве журнала «Молодая гвардия», был членом редсовета издательств «Художественная литература», «Современник», «Советская Россия». 

Игра в любовь

Твердишь ты,
Что расстаться нам пора,
Что ты в своих надеждах обманулась,
Что вся моя любовь к тебе —
Игра.
Не слишком ли игра подзатянулась?

Игра в любовь,
Я знаю, не к добру,
Игра в любовь коротенького срока.
Семь лучших лет потратить на игру,
Семь лучших лет!
Не слишком ли жестоко?

Старею я,
Люблю тебя одну.
Седею я до времени, до срока.
Семь лучших лет отдать за седину,
Семь лучших лет!
Не слишком ли жестоко?

Эротичестий стих

Я не знаю сам,
Что делаю…
Красота твоя,-
Спроси ее.
Ослепили
Груди белые,
До безумия красивые.

Ослепили
Белой жаждою.
Друг от друга
С необидою
Отвернулись,
Будто каждая
Красоте другой
Завидует.

Я не знаю сам,
Что делаю…
И, быть может,
Не по праву я
То целую эту, левую.
То целую эту, правую…

Была любовь

Была любовь.
Была сомнений смута.
Надежды были.
Молодость была,
Да, молодость была,
Но почему-то
Она большого счастья
Не дала.

Она ушла,
Но слезы не прольются.
Ушла.
Иди.
И не зови трубя.
Нет, не хочу я
В молодость вернуться,
Вернуться к дням,
Где не было тебя.

Нежность

Как второе пришествие,
Как сто крыльев на взлете,
О веселое сумасшествие
Торжествующей плоти!..

Нежность
До первозданного
Побледнения лика,
До глухого, гортанного
Лебединого клика.

И восторг
До отчаянья,
До высокого очень,
До немого молчания,
До безмолвия ночи.

Лебедь
Крылья разбросила,
Замедляя движенье…
Как на заводи озера,
Ты — мое отраженье.

Я целовал твое письмо

Я целовал твое письмо,
Не унимая нервной дрожи.
В нем наказание само,
В нем отречение — и все же
Я целовал твое письмо.

Могло бы быть совсем иначе.
Не плачу я и не корю.
Но, и не плача, говорю:
Могло бы быть совсем иначе.

Мне говорят мои года,
Что бесполезен поздний опыт,
Что я нигде и никогда
Не повторю любовный ропот…
Так говорят мои года.

Я не тебя,
Я мир теряю.
Не жалуясь и не сердясь,
Тебе я горе поверяю:
Поэзии живая связь
Оборвана…
Я мир теряю!

Я ушел

Я ушел.
Ни к чему теперь
Вздохи.
Между нами
Со всей высотой
Стены,
Стили,
Этапы,
Эпохи,
Просто камень
И воздух седой.

Я ушел.
Между нами — века.
Вот как ты далека!

Картина дня

наверх